Фото©Айя Жусупова Фото©Айя Жусупова

"Взрослые беженцы меня боялись, а дети - гладили". Как казахстанская студентка жила в Уганде


Уроженка Костаная Айя Жусупова провела пять недель в одной из самых необычных для казахстанцев стран - Уганде. На страницах Tengritravel.kz девушка рассказывает, что она увидела в "жемчужине Африки", месте, где, по мнению ученых, появились первые люди.

"Идея самостоятельного путешествия в Африку зародилась у меня в 2019 году, на первом курсе в City University of London. Наш вуз часто публиковал объявления о таких поездках, и как-то я увидела вакансию на позицию волонтера-журналиста в Уганде. На тот момент мне было 20 лет, и я несильно задумывалась о том, что принесет эта поездка. В первую очередь мне хотелось получить бесценный опыт и проявить себя, будучи начинающим журналистом.

Летнюю поездку на пять недель я оплачивала самостоятельно, поэтому приходилось совмещать работу и учебу. Необходимо было собрать 1 300 долларов. Такая сумма требовалась для постройки школы для беженцев из ДРК. Для этого я продавала пирожные в университете, подключала всех своих знакомых и родственников, искала спонсоров и в срок собрала нужную сумму.

Прошла собеседование, проверку на судимость, брифинг по безопасности. Меня предупредили о возможных сложностях: надо защищать кожу от солнца и укуса комаров, зубы чистить с бутилированной водой, плавать лишь в хлорированных бассейнах. Везде поджидают инфекции - малярия и желтая лихорадка, поэтому необходимо получить несколько вакцин. В лондонских клиниках это можно сделать бесплатно. Но самая главная вакцина - от желтой лихорадки - платная, около 85 долларов. В подтверждение выдается паспорт вакцинации, который предъявляется на границе. Оформить визу можно онлайн за 50 долларов. Помимо прививок, стоит начать пить лекарство от малярии за пару дней до отъезда, во время всей поездки и четыре недели после возвращения. Malarone - самый распространенный противомалярийный препарат - стоил мне 93 доллара за девятинедельный курс.

Все это время я была занята и не задумывалась о том, что мне предстоит. Страх наступил лишь в самолете, уже на пути в Уганду. В Кампалу (столица Уганды - прим. автора) летела я из Лондона, через Дубай. Билет в оба конца - 780 долларов на эмиратских авиалиниях. Уже в аэропорту я увидела новость о вспышке Эболы на границе Уганды с ДРК. Но поворачивать назад было поздно. По прилете у нас проверили наличие симптомов Эболы и измерили температуру. Я чувствовала себя белой вороной, в прямом смысле слова: выделялась цветом кожи, ловила на себя взоры местных. В мой адрес часто кричали "мазунга" ("иностранка" на языке суахили - прим. автора) или "China". Отмечу, что местные жители привыкли к экспатам (наемные работники из-за рубежа - прим. автора) из Англии, Китая и Индии.

Представляя Африку, многие видят картину с трущобами и хижинами, полураздетых племенных людей и отсутствие цивилизации. В реальности же здесь есть и торговые центры с кинотеатрами, и коттеджи с бассейнами, а дороги забиты мотоциклами и автомобилями, особенно марки Toyota. Все любят KFC, и заказать доставку комбо можно за 3 000 тенге через приложение Jumia. Правда, интернет медленный, стоит 1 000 тенге за 1,5 гигабайта трафика, плюс сверху уплачивается налог. Поскольку это бывшая британская колония, здесь все говорят по-английски и ездят по левой стороне.

В центре экватора солнце встает в 7 утра и садится в 7 вечера, как по расписанию. С наступлением темноты лучше передвигаться на Uber (обойдется примерно в 500 тенге - прим. автора), так как улицы плохо освещены, а на иностранок мужчины поглядывают с большим интересом. Даже одеваясь скромно, внимания не избежать.

Не избежать и краж. У двух волонтеров мотоциклисты из рук вырвали сумки с ноутбуком, телефоном и кошельком. Полиция на такие преступления не обращает внимания, если их не "отблагодарить". Но в любом случае о своем имуществе после кражи можно навсегда забыть.



Дороги действительно убитые. На главных улицах глубокие ямы, а на мелких закоулках асфальта нет и в помине. Светофоры были лишь на крупных перекрестках, где скапливались сотни мотоциклистов. Правила дорожного движения не существовали вовсе. Перебегать дорогу приходилось с замиранием сердца.

Передвигаться по городу лучше на бода-бода (так местные называют мотоциклы - прим. автора). Заказать можно через приложение, так безопаснее. Водители проверенные, водят относительно аккуратно, выдают шлем. Кстати, беря страховку в 100 долларов, убедитесь, что в страховые случаи входят инциденты с мотоциклами со 125 кубами. Ходят и маршрутки, в которых тесно и надо передавать за проезд.

Типичный завтрак состоит из ролекса (местный омлет, стоит 100 тенге - прим. автора) с чапатти (жареная лепешка из пресного теста), обед - из риса с фасолью, вялеными бананами и овощами, на десерт - сладкие ананасы. Мясо в меню африканцев - это редкость и роскошь, поэтому калым за невесту берут коровами.



Цены везде невысокие, приближенные к казахстанским. Поужинать в хорошем заведении в среднем обойдется от пяти до десяти тысяч тенге, проезд на бода-бода -  от 100 до 700 тенге, а проживание в номере с душевой и завтраком - 4 000 тенге в сутки. 

Не буду скрывать, что бедность, безработица и коррупция здесь преобладают. В трущобах люди живут в контейнерах, стирают вещи в арыках, туда же кидают мусор. Здесь в каждой семье по 8-10 детей, но не все выживают из-за малярии и других болезней.

Большую часть своего времени я провела в этих трущобах и на рынках. Работая со StreetChild, благотворительной организацией, которая спонсировала строительство школ для малоимущих и беженцев, я документировала жизнь учеников и выпускников программы.

Я ходила в дом к семье из восьмерых человек, где все шили поддельные бренды и отец семейства рассказывал, как трудно жить в маленьком доме большой семье. Встречала парня, который строил электромотоциклы и мечтал побывать за рубежом. Снимала, как дети играли футбол и ходили на занятия по английскому языку. Приходилось видеть, как подросток торговал часами, пока его мать шила платья на заказ.

Приходилось слушать истории из жизни до и после программы, видеть их места работы, фотографировать их лица, когда они были заняты делом. Мы писали об их успехах и трудностях, снимали видео о том, как они живут. Все это отправляли спонсорам по почте, чтобы они не забывали, что их вложения идут на благо.

Здесь  проживает большое количество беженцев из Демократической Республики Конго. Тут они обретают шанс начать новую жизнь в Уганде - обучаются английскому и компьютерной грамотности, швейному и парикмахерскому делу. А для души устраивают футбольные турниры. Моя роль заключалась в том, чтобы все это заснять для истории и показать миру.

Взрослые отнеслись ко мне с подозрением, а дети хватали меня за руки и гладили. Зато свои истории взрослые рассказывали открыто, а детей неудобные вопросы пугали. Они делились о самом сложном, но боялись показывать на камеру свои лица.

Волонтеры строительством школ не занимались. Единственный физический труд заключался в упаковке 4 000 рюкзаков тетрадями, карандашами и ручками, которые мы раздавали в школах. Зачастую мы искали новых спонсоров и способы финансирования исходя из потребностей местного населения. В этом нам помогали коллеги из числа местных, так как они лучше знали, в чем нуждаются земляки. Мы, как приезжие, давали им направление, но воплощать эти идеи они должны были сами - обучать людей и находить им работу. Я составила контент-план и обучила технике социальных сетей, чтобы в будущем они могли самостоятельно продвигать себя онлайн.

Мелкие киоски, где можно пополнить баланс телефонного номера, маршрутки, которые ловишь на дороге, и рынки одежды, где торгуешься за любую копейку, навели на меня чувство ностальгии. Словно я вернулась в детство, в начало нулевых. В родной Костанай. Схожесть с Казахстаном и в том, что в Африке принято опаздывать везде, даже на деловые встречи. Они отшучиваются, что опоздать на два часа - это бизнес по-африкански.

Главная жемчужина Уганды - это люди. Доброжелательные, открытые и дружелюбные.

Они берут простотой, добротой и прямотой слов. Они умеют смеяться над собой, могут подшутить над иностранцами и не стесняются говорить как есть. Но они, так же как и все, недовольны своим положением и государством, хотят лучшей жизни и выживают, как могут".


Похожие статьи

"Решили остаться и не пожалели". Как алматинцы застряли на год на Бали "Решили остаться и не пожалели". Как алматинцы застряли на год на Бали
Хлеб с золотом и мед за 2,5 миллиона тенге. Названы самые дорогие продукты для туристов Хлеб с золотом и мед за 2,5 миллиона тенге. Названы самые дорогие продукты для туристов
Латвия ужесточила правила въезда для иностранцев Латвия ужесточила правила въезда для иностранцев