Фото @kulagin Фото @kulagin

"Страна номадов, а мы чабанов стесняемся". Зачем развивать конный туризм в Казахстане


Кочевой образ жизни является неотъемлемой частью истории Казахстана. Представители всех народов, населявших территорию нашей страны, были отменными всадниками. На страницах Tengritravel.kz блогер Кажым Джумалиев расскажет, как его удивило развитие конного туризма в Южной Америке, и порассуждает, какой потенциал этот вид досуга может иметь в Казахстане.

"В 2019 году я отправился в Аргентину для участия в недельной конной экспедиции по Патагонии. Очень понравился подход и уровень развития этого вида туризма. Взять, к примеру, концепцию гаучо ("ковбой" или "пастух" с испанского). Жизнь и природные условия заставили первых переселенцев из Испании стать пастухами и отчасти кочевниками. Работа тяжелая, так сказать, крестьянская, очевидно непрестижная, но, смотрите, сейчас гаучо - стилеобразующий элемент национального маркетинга Аргентины. Кругом магазины в стиле гаучо, сувениры а-ля гаучо, этнотуризм bienvenido to gaucho - "добро пожаловать в гости к ковбою".

Фото Кажым Джумалиев

За пару десятков лет Аргентина смогла создать привлекательный имидж пастуха - гаучо, сделать его героем страны, развить промыслы и производство в этом сегменте. Туристы со всего мира приезжают познакомиться с этими людьми, их устоями и жизненным опытом", - делится блогер.

Фото Кажым Джумалиев

Из дневников о путешествии по Патагонии:

"День первый. Поднялись за пару часов до рассвета, мы собирали вещи, Пабло готовил лошадей. Мне интересно было, какие они используют коржыны (переметная сумка - прим. автора), оказалось, никакие. Для вещей взяли специально вьючную лошадь со специальным седлом для перевозки тяжестей. Кони у Пабло отличные, ухоженные, и, видно, он их сильно любит. Седла тоже понравились, конструкция как у наших кавалерийских, только сделано все по уму", - рассказывает Кажым.

Конное снаряжение в одном из магазинов Аргентины. Фото Кажым Джумалиев

"А что у нас? Самое большое государство с кочевой цивилизацией, еще 100 лет назад нация жила только кочевым животноводством. Мы номады с историей в тысячелетия... Вот тема для странового маркетинга. Но ведь ничего для этого нет, да и чабанов наших мы как-то стесняемся и показывать не очень хотим. Да что говорить, страна кочевников сегодня не производит ни юрт, ни седел", - сетует путешественник.

Посмотреть эту публикацию в Instagram

Публикация от Kulagin (@kulagin)

Из дневников о путешествии по Патагонии:

"К обеду сидели за столом, местные опять много говорили, пересказывали снова и снова друг другу переживания прожитого экспедиционного дня, радовались как дети. Я смотрел на все это в каком-то удивленном восторге, задаваясь вопросом, чему они так искренне и с удовольствием радуются. Даже хотел потихоньку спросить Гастона, так как он заметил мое замешательство, а потом вдруг до меня дошло. Они радуются жизни! Встрече с друзьями, ласковому солнцу, тому, что помогли своими деньгами какому-то гаучо и парням-проводникам. И, в общем, совсем необязательно постоянно максимизировать и валютировать события в своей жизни. Живут они легко - без надрыва, нам, рожденным в СССР, да и молодым казахстанцам этого пока не понять, мы все боремся локтями за результат. Воспитание у нас другое", - пишет путешественник о впечатлениях о местных жителях.

Фото Кажым Джумалиев

"На вопрос о том, зачем развивать конный туризм в Казахстане, есть несколько весомых доводов. Первый: у нас огромная территория, девятая по размерам в мире, и при этом совсем не развит въездной туризм. Все потому, что у нас нет своей фишки, изюминки. Отсутствует точка интереса. Более-менее привлекательна для международного туризма гора Хан-Тенгри как самая высокая гора в Евразии, которая также находится на территории Кыргызстана и Китая. Есть Белуха, которая также находится и в России. Остальные достопримечательности - локального характера.


Пик Хан-Тенгри и озеро Тузколь. Фото Shutterstock

Почему в Монголии и Кыргызстане в десятки раз больше въездных туристов? Потому что они не пытаются строить развлекательные центры и небоскребы. Они продают свою самобытность, свою культуру. Только в Монголии свыше 150 компаний, которые занимаются организацией конных туров по стране. Туристы приезжают туда специально, чтобы познакомиться с бытом кочевой цивилизации и культурой.

Второй: жизнь и быт казахов неразрывно связаны с лошадьми. И для развития конного туризма у нас все есть: природа, кочевая культура в нашей основе, лошади. Осталось лишь соединить это в единый комплекс. К сожалению, не все это понимают, и, в частности, правительство никаких мер стимулирующих не принимает. Сейчас эта тема живет благодаря энтузиастам, например, в Алматинской и Акмолинской областях.


Фото А. Мадьяров

Что мешает развитию? В первую очередь, есть глобальные вопросы, которые стоят перед страной и должны решаться на уровне правительства. Для казахстанцев это новый опыт, здесь у нас нет никаких знаний. Нужно опираться не только на энтузиастов, которые на своем опыте набивают шишки. Нужно попробовать подготовить специалистов по конному туризму на систематической основе. Для этого необязательно самим что-то выдумывать. Можно использовать готовые наработки.

Конный туризм хорошо развит в Монголии, Кыргызстане, США, Аргентине, Бразилии, Перу, Чили, Южной Корее, Новой Зеландии и Австралии. Нам нужно использовать готовый опыт этих стран. Кажется, что это очень просто - сел на лошадь и поехал. А в той же Монголии приглашали специалистов из Новой Зеландии, и они читали в академии туризма лекции по вопросам экологических видов отдыха и туризма. Например, лошади должны быть определенным образом подготовлены. Уравновешенные, спокойные и выносливые, которые не подведут и будут вести себя адекватно в сложных условиях.

Джунгарский Алатау, 2020 год. Фото Кажым Джумалиев

Во-вторых, простой чабан может быть хорошим человеком, но он не гид. Гид - это человек, который следит за удовлетворенностью клиента, который умеет готовить в полевых условиях, имеет навыки оказания первой медицинской помощи, может разговаривать на разных языках. У нас экотуризм вылился из развития охотничьего туризма, поэтому наши егеря фактически стали гидами и в конном туризме. Мы их специально готовили, делали для них перечень, свод правил - что можно, что нельзя. Вплоть до того, на какое расстояние от базового лагеря ходить в туалет. И, кстати говоря, все иностранные туристы экоактивны, казахстанцу и в голову не придет, какой вред может нанести обычный туалет в дикой природе. А они такие вопросы задают, есть специальные технологии, которые позволяют в полевых условиях сделать поход в туалет максимально экологическим. Этому нужно учить людей.


Фото Кажым Джумалиев

Третий вопрос - конная амуниция. Мы говорим, что у нас страна номадов, а на деле практически не производим амуницию. А если производим, то очень дорогие, непрактичные подарочные варианты. Мы закупаем те же седла в соседнем Кыргызстане, где все это налажено и работает.

Посмотреть эту публикацию в Instagram

Публикация от Aly Alyev (@aly_alyev_)

Четвертый вопрос - кемпинг и лагерное размещение, базовые лагеря. Многодневные экспедиции непростые. Зачастую через два часа обычный городской человек начинает чувствовать сложности. Езда на лошади превращается в болезненный процесс, когда мышцы не подготовлены. Всегда нужно иметь лагеря, которые можно делать на базе юрт или палаток. Но и они должны соответствовать определенным критериям и правилам. У нас этими знаниями никто не владеет. Юрты в Казахстане практически никто не производит, палатки используют низкопробные, китайского производства", - подытожил Кажым Джумалиев.

Посмотреть эту публикацию в Instagram

Публикация от Aly Alyev (@aly_alyev_)




Похожие статьи

Еще один рейс в узбекистанский Нукус запустят из Актау Еще один рейс в узбекистанский Нукус запустят из Актау
Перекупщики могут обойти систему продажи билетов - транспортная прокуратура Перекупщики могут обойти систему продажи билетов - транспортная прокуратура
Тадж-Махал открылся для посетителей после двухмесячного перерыва Тадж-Махал открылся для посетителей после двухмесячного перерыва